«Рок-музыка будет страдать»: Михаил Бубновский об истории и перспективах арт-фестиваля «Оттепель»

 Фото: Олег Комиссаров

Большое интервью по итогам трёхдневного действа.

Арт-фестиваль «Оттепель», отмечавший своё двадцатилетие три дня, закончился вчера во фьюжн-кафе «Терраса» ярким выступлением хорошо известной в Архангельской области группы «Анфиса». На сцену вышли музыканты всех составов группы за её двадцатилетнюю историю, да ещё и приглашённые гости, в том числе, из-за границы. Также с «Анфисой» выступили «Группа здоровья», «Гарах бэнд» и «Виниловый соус».

До этого в рамках фестиваля прошёл масштабный гала-концерт в АГКЦ, выступления ряда самобытных групп в клубе «Колесо» и dj-вечеринка в клубе PUBLIC. Очевидно, что побывавшим на этих мероприятиях горожанам будет, что вспомнить… Об истории, секретах, трудностях проведения и дальнейших творческих планах «Оттепели» мы поговорили с её отцом-основателем Михаилом Бубновским.

— Расскажите, пожалуйста, свою историю, с чего началась «Оттепель? Как Ваше увлечение рок-музыкой привело к организации «Оттепели»?

— Начнём следующим образом… Почему я с таким удовольствием и рвением начал делать концерт в ДК Строителей, или АГКЦ, как он сейчас называется? Когда появилась такая возможность, я её не упустил. Тридцать один год назад, в 1984 году, именно в этом зале состоялся концерт группы «Сцена». Тогда же был записан их первый live-альбом… На том концерте я впервые проявил себя в качестве организатора. Моя тогдашняя роль — сидеть рядом с одним из прожекторов и устраивать некое светошоу. А позже в АГКЦ прошла та самая «Оттепель» на которой впервые в истории архангельских рок-фестивалей выступила иностранная группа — шведская «Shinedust». И если через двадцать лет нам ещё есть, что сказать публике на том же самом месте, уходил фестиваль или не уходил, это отлично.
-
Человек-оркестр DeDe на втором фестивальном дне "Оттепели" в "Колесе"

Откуда появилась сама «Оттепель»? Это очень интересная история. Когда готовился первый фестиваль «Беломор-Буги», он готовился не нынешним организатором Александром Мезенцевым, был целый оргкомитет при ДК «Красная Кузница», теперь это «Соломбале-АРТ». Концепция фестиваля была продумана, придумали и название. Но когда стали подходить к самому фестивалю, стало понятно, что представление о том, как это должно быть, у разных людей совершенно отличается. То есть очередной смотр самодеятельности в рок-стиле делать не хотелось. Потом и в организации фестиваля были не очень приятные моменты: одни музыканты буквально выгоняли со сцены других, чтобы быстрее начать играть. В итоге я подумал, что лично мне интересен совсем другой фестиваль, где будет общность музыкантов и публики. Родилась идея — пусть осенний фестиваль это «Беломор-Буги», а я по весне сделаю свой. Само собой, встал вопрос названия. Фестиваль должен был пройти перед 1 апреля, во время оттепели. Мы решили, что так фестиваль и будет называться — «Оттепель».

Событие стало ежегодным, хотелось каждый раз проводить его по-новому, что-то менять в действе. Потом пришло понимание, что это не самое главное, ведь «Оттепель» превратилась в некий бренд, который может отметить себя не только фестивалем-«солянкой». Например, привозом какого-нибудь музыканта, или даже целого фестиваля, как мы привозили «Типа панк и всё такое».

— Почему «Оттепель» прервалась в 1999 году?

— Нет, она не прервалась именно в 1999 году. После этого была ещё закрытая «Оттепель», то есть не было плакатов, не было широких масс публики, собирались только музыканты, причём большое количество групп, играли друг для друга. Музыканты привели ещё и знакомых, так что порядка двухсот человек собралось в малом зале ДК Просвещения. После этого я занимался привозными концертами под брендом «Оттепели». Но почему она всё-таки прервалась? Потому что концерты все жутко коммерческие стали. Вот тогда пришлось окупать мероприятия. Не удавалось договориться ни с одним из ДК на паритетных основах. Мне пришлось бы заниматься тем, чего я не люблю в подавляющем большинстве современных фестивалей — рассчитывать всё так, чтобы в приоритете стояла окупаемость «Оттепели». Причём «окупаемость» была бы на 100 % не окупаема. В тот момент как отрезало, некому стало деньги давать на музыку. Было принято решение, что если коммерция — так уж коммерция. Давайте привезём «Короля и Шута», давайте привезём фестиваль «Типа панк и всё такое» и тому подобное. В 2001 году последний фестиваль состоялся. После этого шли коммерческие мероприятия. В 2004 году я привёз группу «Ленинград» — это был последний проект… Полукоммерческий, в рамках раскрутки сигарет фабрики «Петротабак». Они заключили договор на пиар марки, а мы просто нашли тут организатора, который потянул это всё.

-
Михаил Бубновский ведёт "Оттепель-2015"

Сделали этот концерт, и я уехал в Москву… Душно стало! В Москве работал с интересными музыкантами, в том числе и с известными. Например, был директором «Рады и терновника», директором Анатолия Алёшина, это бывший участник группы «Арракс», как его до сих пор называют, золотой голос русского рока. Действительно, очень мощный вокалист. Даже с рэперами удалось поработать, в качестве саундпродюсера, помогал им сделать необычное звучание. Они записали всё под какую-то домашнюю балалайку, начитали… Я немножко изменил, пригласил живых музыкантов, наполненность музыки изменилась. Много чего в Москве было! Так получилось, что я очень сильно ушёл в музыкальный пиар, соответственно, продюсированием занимался. А когда переехал в Екатеринбург, вопросов, чем там заниматься, уже и не было. Но моя основная профессия — это рекламщик. А моё основное хобби, которому я уделяю даже больше времени, чем профессии — продюсирование.

— Как и почему фестиваль возродился в 2014 году?

— В прошлом году обратилась ко мне Юлия Борисова, замечательный человек, мама троих детей, моя старая соратница по тем же «Оттепелям». Сказала, что у неё заболел ребёнок, его надо лечить… Что можно сделать, куда обратиться, чтобы собрать деньги на лечение. Я ответил, что не надо идти с протянутой рукой, стоит сделать благотворительный концерт. Связался со своей дочкой Марией, она как раз к тому времени занималась реализацией различных художественных проектов, и предложил стать основным организатором. Она согласилась и предложила возродить «Оттепель», не как благотворительный концерт, а как фестиваль. Не вопрос. Я ей помогал советами по интернету, в итоге всё получилось, собрали денег на благое дело. Но некие косяки организации глаза резанули. Я предложил ей сделать своеобразный мастер-класс. Мы договорились, что на двадцатилетие я приеду и сам сделаю фест.

-
Мария Бубновская-Крупина, организатор "Оттепели-2014"

— Какие сложности были при организации фестиваля в этом году? Вы знаете, что в Архангельске недавно в последний момент отменили рок-концерт в АГКЦ и мы слышали, что у Вас тоже было что-то похожее…

— Да. Это даже не сложности, а странности я бы сказал. Появилась литовка текстов, директор АГКЦ сказала, что не будет никакого фестиваля, пока ей не дадут текстов, ведь из-за них могут просто без разговоров прикрыть мероприятие… Я не знаю, из-за чего всё это произошло, тем не менее, все тексты я предоставил. Их залитовали, даже на немецком языке, который песенный у ARACHNA, что некоторыми воспринято было с ужасом. После этого нам всё-таки разрешили провести мероприятие.
-
Выступление группы ARACHNA

Странная ситуация сложилась с городским сетевизором. Журналисты сами к нам пришли, сказали: «Давайте, давайте, нам это интересно, это в нашей программе будет…». Но затем они без всякого объяснения причин отменили вещание. Я пытался хотя бы узнать, что там случилось и почему так. Но ответом стала тишина. Мне кажется, есть некое возвращение к временам жёсткой цензуры. Ведётся идеологическая война, естественно будут перегибы… Пострадают те, кто завязан на интернациональных видах искусства. Рок-музыка — это интернациональное искусство, от этого никуда не деться. Естественно, она будет страдать — вот и всё.

В этом году фестиваль был сделан примерно на 80 % по интернету. Именно виртуальное изготовление получилось. Оказывается, это может происходить качественно. Сейчас я вижу, что да, всё возможно. Заказывали плакаты из Екатеринбурга в Архангельске, браслеты из Екатеринбурга — в Москве, везли их потом в Архангельск… То есть вся страна готовилась к фестивалю.

— Как родилась идея последовательного выступления на двух сценах, без лишних пауз?

— Идея эта старая. Так было сделано на втором фестивале 1996 года. Была придумана оригинальная концепция площадки — «на песке», это нижний этаж, туда поставили пальмы декоративные и в таком духе всё оформили, и площадка «под облаками», на втором этаже, нарисовали там облачка… И вот так вот перемещалось у нас всё, была отработана эта система. Позднее было даже три активных зала в АГКЦ. А когда в этом году появились сложности с организацией, нам давали только один малый зал, то несколько групп не влезло… Были недовольные, в том числе. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Тем более, нам сказали, до 23:00 вы играть не будете, у нас в 22:00 все мероприятия заканчиваются… В результате, правда, всё равно до 23:00 шёл концерт. Но тогда встал вопрос — как успеть всех послушать? И решили организовать выступления в двух залах.
-

— Фестиваль «Оттепель» продолжится дальше, или это разовое, юбилейное событие?

— «Оттепель» будет продолжена. Буквально сегодня мы разговаривали с Машей о возобновлении традиционного фестиваля… Это логично и естественно. Но времена поменялись, изменится и «Оттепель», хотя юбилейный фестиваль прошёл в старых традициях. Появятся, видимо, какие-то новые стили музыки. Я думаю, что вернётся художественная составляющая, вернутся театры… Конечно, история будет продолжаться. Но мы никогда не обещали, например: «На следующий год мы привезём три иностранные группы!». «Оттепель» это организм, который рождается по ходу. Тот же «Shinedust» у нас появился за три недели до фестиваля, я срочно переформатировал, куда их воткнуть, какую программу им составить. Как показывает опыт — так лучше. Действительно, приходят хорошие команды, настоящие. Это не тоже самое, как если бы мы за год вперёд покупали известных артистов, а потом ещё и обламывались — во-первых, люди они не всегда хорошие, во-вторых, они ещё и не всегда окупаются…

— Какую-то официальную поддержку при проведении «Оттепелей» Вы пытались получить?

— Пытался. Много раз. Были и какие-то моменты поддержки, но по большому счёту эти помощники начинали ставить фестиваль в жёсткие рамки и мне это не нравилось. А поскольку у нас были собственные наработки в области организации фестивалей, проще было отказаться от поддержки и сделать так, как получается, вот и всё.

— Чем дальше бренд «Оттепели» возрождается, тем больше людей готовы вновь примкнуть к нему?

— Мне очень нравится, что об «Оттепели» действительно помнят, и завсегдатаи фестиваля активно рекомендуют уже артистов нового поколения. Как появилась в программе группа «Кафе Ван Гог»? Мне её порекомендовали надёжные люди. Хороша, конечно, протекция, но прежде чем утвердить, они должны были подать заявку и пройти конкурсный отбор. Я послушал, посмотрел видео их… Понял, что ребята могут даже больше, чем они выдают сейчас. И на гала-концерте они действительно показали себя лучше, чем показывали до сих пор. Надеюсь, что будущее у них совсем хорошее. Если с группой будет кто-то работать, они могут на мировой уровень выйти, это я серьёзно говорю… Даже пожалел немного, что из Архангельска уехал.

-
Фото с выступления "Кафе Ван Гог"

И чем больше будут советовать новых музыкантов и артистов, которые готовы поиграть, показать своё творчество людям, честно, как мы умеем, тем больше будет жить этот фестиваль. А если перевести эти встречи в коммерцию, то всё быстро сдохнет. Малейший кризис, как сейчас — и коммерческий фестиваль был бы невозможен. Огромные клубы закрываются, ведь гонорар приходится музыкантам выплачивать в долларах, а доллар сейчас в цене… Удвоить цены на билеты? Это не реально, ходить перестанут. Я очень рад, что у нас другой дух и что вопрос окупаемости стоит где-то на пятом месте… Только на таких принципах «Оттепель» будет продолжена в дальнейшем.

— Что ж, будем ждать проведения «Оттепели» в 2016 году. Большое спасибо Вам за интервью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 3 =