Подвиг пограничника: жизнь и смерть выдающегося выпускника соломбальской школы

 Фото: np.ks.ua

Речь идёт о Демократе Владимировиче Леонове (01.04.1926 – 15.03.1969).

Культурно-просветительский научно-популярный журнал «Известия Русского Севера» начал выходить в цвете! В конце статьи публикуем номера 3-4 журнала за этот год , вышедшие под одной обложкой. Для публикации на сайте выбран фрагмент большой статьи «Комсомольцы Соломбалы — Герои Советского Союза» Вениамина Максимовича Меньшикова – ветерана военной службы, члена ВЛКСМ с 1958 года.

Публикуется в сокращении.

Детство в Соломбале

Он родился в Баку. Необычное имя дал ему отец, поскольку сам был добр, приветлив с людьми, не терпел высокомерия по отношению к подчиненным, и хотел, чтобы сын тоже был таким. Владимир Порфирьевич Леонов связал свою судьбу с ВЧК, а с 1933 года начал службу в погранвойсках на Кавказе.

Судьба Демократа была похожа на судьбы многих детей пограничников: с малых лет он знал, как держать винтовку, умел разобрать и собрать ее. Свое будущее он не представлял иным: только в шинели и с револьвером на боку, и только на границе.

Мать его, Александра Михайловна, вспоминала: «Когда отца перевели в Архангельск [начальником пограничного контрольно-пропускного пункта], мы жили в Соломбале, и сын учился в 49-й школе по 8-й класс [экзаменационные ведомости за 7 класс свидетельствуют, что все экзамены он сдал на 4 и 5]. Нелегко было привыкнуть к Северу… Одеваться тепло сын не привык и не любил. Однажды в Соломбале зимой, играя с товарищами в войну, он сидел в засаде и, видно, долго там просидел, ожидая «врага», отморозил пальцы на обеих ногах. Пришлось обратиться к врачу, и едва оттерли отмороженные пальцы… У него было много друзей. Дёма умел хорошо ходить на лыжах, и в войну, будучи комсомольцем, он обучал допризывников лыж- ному делу… Дёма учился в девятом классе в одной из городских школ [52 средней школе]».

В начале Великой Отечественной, и тем более, когда под Харьковом погиб брат Юрий, Демократ считал, что он в силу знаний пограничной и военной жизни обязан быть в армии. И когда отец сообщил ему, что рекомендовал райкому комсомола принять его на службу в таможню, он удивился и спросил: «Почему в таможню?» Отец объяснил сыну, что таможня – это почти то же самое, что застава, только у таможенников немного другие обязанности. Так шестнадцатилетний девятиклассник Демократ Леонов стал контролером Архангельской таможни.

Начало служения Родине

С первых же дней работы в таможне комсомолец Леонов показал пример дисциплинированности и ревностного исполнения служебных обязанностей. Это было нелегкое дело: вдвоем сделать досмотр всему грузу на судне. Проверить каждый контейнер, каждый тюк, каждый килограмм. Проверить, а потом доказать капитану, что не все у него «олрайт», что какая-то часть груза испорчена, а часть вообще исчезла. Чаще всего в таких недоразумениях была виновата война: довезти груз в целости и сохранности не давали немецкие самолеты и подводные лодки. Но иногда исчезали грузы и потому, что их продавали из-под полы американ­ские и английские моряки.

Проверка было сложным делом. Но при подведении итогов обработ­ки караванов Леонов был назван в числе первых ударников и даже поставлен в пример другим работ­никам. Помимо основной работы, Демо­крат занимался заготовкой дров, состоял в пожарной команде тамож­ни, тушил зажигательные бомбы, сброшенные с немецких самолетов на город, посе­щал пять раз в неделю курсы ино­странных языков.

После окончания 9 классов в августе 1943 года Демократ поступа­ет в военное училище НКВД. Окон­чив его в 1945 году, становится пограничником, получает направ­ление на одну из застав в Армении. Потом – учеба в Воен­ном институте МВД. По окончании в 1954 году его назначили начальником отдалённой горной комендатуры. Это было одно из мест, о котором говорят, что даль­ше уже и посылать некуда. Но Леонов обрадовался назначению: все-таки самостоятельная работа. И он взял­ся за неё с присущим ему упорством.

Офицер погранвойск

Нового коменданта любили за страсть к пограничной службе, за спокойствие и сдержанность в самых «нервных» ситуациях, за уме­ние находить общий язык с солдатами, офицерами, граждански­ми. Но Демократ Владимирович становился непреклонным, если видел недостатки, нерадивое отношение к службе. Когда пришло повышение по службе, с ним расста­вались, как с большим другом.

Вступление в новую должность начальника штаба отряда тоже нача­лось с главного – границы и людей, которые её охраняют. Офице­ры называли нового начшта­ба «душой-человеком», у которого всегда можно найти совет и помощь. Начальник отряда считал его вторым «Я», каменной стеной, за кото­рой можно чувствовать спокойно. Все были огорчены, когда после сер­дечного приступа врачи пришли к заключению: высокогорье противо­показано. Ему предложили не просто перевод, а с повышением в должно­сти. Был большой выбор мест. Он выбрал самое трудное – Примо­рье, маленький городок, где не было ни казарм, ни жилья для офицеров. И где была самая беспокойная граница.

Так полковник Леонов становит­ся начальником 57-го Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда Тихоокеанско­го пограничного округа. Штаб отря­да находился в небольшом городе Иман Приморского края (с 1973 года – Дальнереченск).

Он был деловитым в напряженные дни, когда маоисты устраивали про­вокации на реке Уссури, на советских островах. Отличался исключительной выдержкой во время официальных встреч с китайскими пограничника­ми. «Мы пришли не ругаться, а обсуж­дать конкретные вопросы, Давайте же говорить о деле», – спокойно заяв­лял он в ответ на истерические кри­ки и грубость китайских представите­лей. Сдержанность, видимо, давалась нелегко, иначе он не был бы седым в свои сорок два года. Граница жила все более напряженно. Маоисты лезли на наш берег, размахивая цитатниками своего вождя и дубинками.

Потом полковник Леонов с беспо­койством отметил появление среди хунвэйбинов вооруженных военнос­лужащих. Он уточнял детали наруше­ний границы, анализировал обстанов­ку, принимал решения по каждому случаю. И все больше времени прово­дил на заставах.

Последний бой

Второе марта 1969 года застало Леонова на учениях. Ранним утром в тот день вооруженный китайский отряд перешел советскую границу и направился к острову Даманскому. Это был первый бой в жизни моло­дых офицеров и солдат, но никто не растерялся, не дрогнул, несмотря на неожиданность провокации, ковар­ство и жестокость нападавших. Раненые пограничники стреляли до последнего патрона.

Узнав о вооруженной провока­ции, Демократ Владимирович тотчас же вылетел на границу. Бой 2 марта был первым и в жизни Леонова. Но он не потерял самообладания, рас­поряжался, как всегда, спокойно. Офицеры рассказывали, что его уве­ренность передавалась другим.

15 марта 1969 года китайцы большими силами выдвинулись на остров Даманский. На их перехват была направлена мотоманевренная группа на четырех БТРах под коман­дованием подполковника Е.И. Янши­на. Уже в начале боя группа попала под шквальный огонь – появились раненые и убитые. Яншин доложил Леонову: «Товарищ полковник, при­кройте нас! А то скоро прикрывать будет уже некого!».
-
Сгоревший танк, на котором Демократ Леонов шёл в атаку, заснятый китайцами после боя

Полковник Леонов понял, что настал его час, к которому он шел всю жизнь. Он был вправе отдать любой приказ – у него в подчинении нахо­дилось более тысячи человек. Но он решил прикрыть собой маневрен­ную группу, используя танк из груп­пы танков Т-62 отряда поддержки 135-й мотострелковой дивизии Даль­невосточного военного округа. Он приказал командиру танка выгрузить артиллерийский боезапас и оставить только пулемет, а место заряжающе­го занял сам. Под его командованием танк выскочил на лед Уссури и рванул к правому краю острова. Леонову уда­лось таким образом прикрыть манев­ренную группу, поскольку китайцы обрушились на него, что позволило пограничникам на острове за несколь­ко минут сменить огневые позиции, пристреленные китайцами, вынести раненых на нашу сторону острова.

А на протоке между островом и китайским берегом Леонов с тыла крушил врага пулеметным огнем. По танку били из всех видов оружия, но безуспешно. Вдруг из кустов выпрыгнул китаец с ручным гранатометом и метров с десяти вытрелил в запасной бак с горю­чим (их на броне было четыре, по 200 литров солярки в каждом). Чуть ли не тонна горючего полыхнула в небо, охватив танк огненным покры­валом. Полковник Леонов выбрался из горящего танка, но погиб на льду протоки: пуля снайпе­ра пробила его сердце…
-
Удостоверение Демократа Леонова, пробитое в нагрудном кармане пулей китайского снайпера 

Весть о гибели полковника Лео­нова молнией долетела не только до командования 135-й мотострел­ковой дивизии и Краснознамён­ного Дальневосточного военного округа, но и до руководства стра­ны. Командующий войсками окру­га отдал приказ о применении на Даманском нового секретного ору­жия нашей армии – систем залпово­го огня «Град»: сотни китайцев вскоре погибли в огненных смерчах…

Полковнику Леонову Демократу Владимировичу звание Героя Совет­ского Союза (посмертно) присвоено 21 марта 1969 года. Он похоронен в Дальнереченске.

Почётный гражданин Дальнере­ченского района. Одна из погранич­ных застав названа его именем. Имя Демократа Леонова носят моро­зильный рыболовный траулер и пла­вучая база Министерства рыбного хозяйства. А на стене средней шко­ле № 52 города Архангельска установлена мемориальная доска. 

Полная версия третьего и четвёртого номеров журнала «Известия Русского Севера» за 2015 год:

Известия Русского Севера №3-4 2015 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 2 =