«Культура — вот цель жизни всех институтов власти»: о чём говорил Александр Сокуров с жителями Архангельска?

 Фото: Надежда Волкова/Поморская филармония

Зал Поморской филармонии был переполнен.

В начале уходящей недели Архангельск с коротким, но насыщенным визитом посетил народный артист России Александр Николаевич Сокуров. Это был первый визит кинорежиссёра с мировым именем в Архангельск. Событие такого уровня состоялось благодаря просветительскому проекту «Открытая библиотека». Пришедшие на творческую встречу люди смогли приобрести новую книгу «Диалоги с Сокуровым», увидеть фильм «Читаем «Блокадную книгу» и пообщаться с самим деятелем искусств, а под конец получить автограф Александра Николаевича.

В итоге встреча растянулась на несколько часов. Первым состоялся просмотр фильма. Прочтение воспоминаний блокадников простыми петербуржцами не оставило равнодушными ни их самих, ни многочисленных зрителей. Люди не могли сдержать слёз от описаний ужасных страданий голодающих жителей осаждённого города. После недолгой паузы во время титров зал разразился аплоисментами вторично: на сцену поднялся Александр Николаевич Сокуров.

Воспоминание: «Тихий голос Даниила Гранина…»

Александр Николаевич ещё до выхода на сцену, прямо в проходе, вежливо поклонился приветствовавшей его публике. Затем он поднялся, встал к микрофону и опёрся рукой на спинку кресла — в тот день Сокурову нездоровилось, темпертура поднялась до отметки 38 и 5, болели суставы… Но режиссёр твёрдо простоял всё выступление, тихим голосом неторопливо отвечая на вопросы присутствовавших.

Первый из них был посвящён близкому другу Сокурова, ушедшему из жизни летом прошлого года Даниилу Александровичу Гранину.

— Даниил Гранин был для нас большой надеждой — сразу же подчеркнул Александр Николаевич — Обстановка в Санкт-Петербурге не такая благостная, как может показаться. Мы город, в котором идёт постоянная общественная борьба, общественные движения. Люди не всегда согласны с тем, что в городе происходит. Гранин был для нас мощным тылом, потому что в критической ситуации он обращался непосредственно к президенту, и таким образом, имел возможность апеллировать к помощи верховной власти.

Даниил Александрович всегда понимал необходимость оберегать Санкт-Петербург в его непростой жизни. Этот человек, пройдя какую-то жизненную дорогу, смог сказать о себе и помочь последующим поколениям, отметил Александр Сокуров. Уход такой личности осложнил диалог власти и общества, диалог всегда непростой.

— Я живу в Санкт-Петербурге с 1980 года. Мне казалось, что я перееду в Ленинград, и начнётся особенная жизнь такая. Что этот город существует, живёт вне зависимости от времени. Мне казалось, в дни воспоминания жертв блокады царит особая атмосфера в городе, что люди выходят на улицы, идёт особое национальное шествие… Каково же было моё удивление, когда я не увидел ни-че-го. Какие-то торжественные концерты, пляски в день снятия блокады… Но страшная жертва, беда, кошмар блокады — это совершенно не чувствуется. Иногда понятно, почему так власть делает, но совсем не понятно, почему в такого рода события не вносит лепту народ. С тех пор я никогда не видел, чтобы в Ленинграде или Санкт-Петербурге относились к этому событию сообразно тому, что это было — взвешенно говорил режиссёр — И только тихий голос Гранина, его постоянная мысль о том, что жертвы Ленинграда и Санкт-Петербурга ни с чем не соотносятся и никак не осмысляются, возвращала нас к этой ноте.

В продолжение разговора о Данииле Гранине и его роли в жизни Санкт-Петербурга Сокуров рассказал о деятельности городского градостроительного совета. Оказывается, от деятельности застройщиков город с 2001 года пострадал гораздо больше, чем от блокадных обстрелов.

Размышление: «Никто из нас не защищён»

У режиссёра спросили о судьбе «Гоголь-центра» и Кирилла Серебренникова, которому предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Александр Николаевич сказал, что знает Серебренникова, в первую очередь, как выдающегося режиссёра, одного из лучших в России и Европе.

— Я никогда не слышал от него каких-то политических выступлений, по крайней мере, то, что я иногда говорю, он не говорил никогда. Удивительный, энергичный человек, который снимает кино, ставит спектакли. То, что он делает, никогда не является проходным — это всегда уникальные произведения — коротко, но ёмко охарактеризовал режиссёр коллегу по цеху — Если бы я был на месте министра культуры, то собрал бы большое совещание, руководителей различных департаментов, пригласил бы представителей министерства финансов, экономического развития и так далее, и так далее… Просто, чтобы обсудить эту проблему — для начала. Как вообще могут возникнуть претензии к художественному руководителю? Но этого не было сделано, и это гооврит о том, что какая-то нехорошая сейчас ситуация… Плохо, что вокруг этого идёт политическая борьба, и это приобретает какой-то дополнительный акцент.

Кинодеятель с болью в голосе говорил, что имеет место «политический парадокс» — режиссёр, человек, который не скопил никаких богатств, сидит в под домашним арестом. Никто не ставит под сомнение его творческий успех, но почему-то административные вопросы могут перечеркнуть все культурные достижения. Кроме того, артист считает, что следствие и процесс по делу должны проводиться в условиях абсолютной информационной открытости.

— Это надо делать осторожно, но будет сделано по-государственному, так, как это обычно делают. Никто из нас не защищён: вы, я, кто угодно… Нельзя, чтобы государство противопоставляло себя тем людям, которые представляют общество и культуру в конфликте между молодёжью и государством, в конфликте между художественными авторами и государством. Такого в России не должно быть…

Выступление на этом моменте прервали продолжительные аплодисменты.

Напутствие: «Кино будет идти из Иркутска, Сахалина, Омска, Томска, Вологды…»

Тема об отношениях власти и общества продолжала обсуждаться и далее. Когда режиссёра спросили о времени адекватного рассмотрения исторических событий в современности, он отметил, что наблюдает некоторое замедление исторического развития нашей страны: «Россия будет меняться значительнее медленнее, чем нам хотелось бы, а ведь для такой большой страны темп имеет значение…»

Ближе к концу встречи Сокуров поговорил о дальнейшей судьбе российского кинематографа:

— Министерство культуры должно способствовать развитию кинематографического искусства по всей стране, в самых крупных узлах национальной культуры: Архангельск, Екатеринбург, Омск, Томск… Моя потребность — чтобы по всей стране развивалось киноискусство. Если удастся организовать здесь продюссерский центр, который будет заниматься профессиональным кино, тогда будет дан мощный импульс развития. Тогда кино будет идти из Иркутска, Сахалина, Омска, Томска, Вологды… Оно наконец загооврит русским языком, с русским характером и русским сюжетом. Пока же министерство культуры действует как некая федеральная структура, которая непонятно что и ради чего делает.

Режиссёр назвал ситуацию, в которой главный акцент делается на столичной творческой активности, неправильной — ведь Россия это Федерация со многими культурными «местами силы».

— Надо работать всем вместе, надо объединяться. Но как найти ту самую золотую середину — это очень трудно сказать. Определены основные направления культурной политики в стране, но реально администрация в стране ничего не делает… Культура на самом деле есть цель существования всех институтов власти. Задача российского государства — умножение культуры. Задача культуры — помочь населению страны остаться в рамках человеческих инстинктов. Если не будет культуры — нам нечего защищать будет…

В конце встречи Александр Николаевич провёл автограф-сессию. От встречи с ним, безусловно, осталось двойственное впечатление. С одной стороны, всегда приятно услышать слова мыслителя такого уровня, с другой — часто слова эти ведут нас к размышлениям, и порой это — тяжёлые думы…

Комментарии:

  1. АНДРЕЮ с ПРИВЕТОМ: Ты не прав, Поморец не идиот, у него в мозгах всё гораздо глубже и всё ужасно запущено

  2. Сокуров после "Русского Ковчега" ещё вышел в тираж, что его слушать? В остальных материалах особенно писали, что в Кирхе он ругал Сталина!

    1. По итогам прочтения статьи и комментария я имею необходимость написать, что Поморец — идиот.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + двенадцать =