Чьё имя носят улицы Архангельска? Чумбаров-Лучинский — поэт, журналист и борец за справедливость

 Фото: kolanews.ru

Его называли "коммунистический святой".

На этой неделе вышел новый номер (№ 1-2) журнала «Известия Русского Севера». По традиции, ссылка на весь номер размещена в конце статьи. Редакция НД29 выбрала для публикации на своём ресурсе статью о Фёдоре Степановиче Чумбарове Лучинском, чьё имя носит "Архангельский Арбат", пешеходная Чумбаровка. Прочитайте этот текст полностью, в современных реалиях он действительно стоит того!
 

«Нас водила молодость в сабельный поход, Нас бросала молодость на кронштадтский лёд». Среди тех, кого бросила молодость на этот лёд, был делегат Х съезда компартии, редактор архангельских «Известий» Ф.С. Чумбаров-Лучинский. При штурме главной базы Балтийского флота, будучи политруком роты, он погиб. Ему только-только исполнилось 22 года. Родился он 120 лет назад – 16 (28) февраля 1899 года.

В конце 1920-го–начале 1921 годов политика «военного коммунизма» изживала себя. «Продразвёрстка наполняла бюджет на 80 процентов, она превышала уровень налогов 1913 года в два раза и была невыносимо тяжела. Поэтому, как только белые армии были повержены и исчезла угроза потери земли, крестьяне начали войну против власти. Маленьким восстаниям, охватывающим несколько деревень, не было счёта. Крупные же охватывали несколько губерний» (С. Рыбас, Е. Рыбас, «Сталин. Судьба и стратегия»).

Особенно известны «антоновское восстание» и «Кронштадтский мятеж». Осенью 1920 года в Кронштадт пришло около 10 тысяч вчерашних крестьян, которым не надо было рассказывать о бедах деревни. Восстание моряков-балтийцев стало одной из причин политического манёвра Ленина – нэпа. Новую экономическую политику делегаты Х съезда компартии приняли почти без споров. «Какие могли быть споры, когда непокоренный Кронштадт по-прежнему угрожал Петрограду?» (С. Рыбас, Е. Рыбас).

Почти 300 делегатов, направленных съездом, пошли с частями Красной Армии на штурм Кронштадта. Он был взят 18 марта 1921 года. Накануне гибели Ф.С. Чумбаров-Лучинский отправил в «Известия» статью, где, в частности, написал (публикация от 2 апреля 1921 года):

"В некоторых местах Советской России агенты международного капитала эс-эрры и разные провокаторы, воспользовавшись продуктовыми и топливными затруднениями, снова пытаются восстановить власть буржуазии. Они спекулируют на голоде и нищете, на усталости трудящихся. Их реакционной (предательской) организованности мы должны противопоставить революционную организованность, выдержку, спайку. Пора покончить со всякими пустопорожними спорами. В настоящее время можно дискутировать только с винтовкой – на стороне пролетариата или на стороне буржуазии…" 

Родился Фёдор Степанович Чумбаров (Лучинский – партийный, а затем и литературный псевдоним) 28 февраля 1899 года в деревне Васильевской Богдановской волости Каргопольского уезда Олонецкой губернии. Окончил Усть-Мошенское двухклассное сельское училище с похвальным листом. Подростком приехал в Петербург, стал работать разносчиком газет и телеграмм.

"Верное классовое чутье и сознательное желание осмыслить происходящие события привели каргопольского паренька на занятия в политических кружках. Многое, что его волновало, становилось здесь ясным, понятным… – Так, свойственной советской эпохе лексикой, написал Н.Н. Парфёнов в предисловии к книге стихов Чумбарова-Лучинского «Наш путь» (Сыктывкар, 1968 г.). – Чумбаров сознательно и активно участвует в издании и распространении антиправительственных листовок".

А поскольку шла Первая мировая война, то неудивительно, что – за антивоенную агитацию – молодой большевик подвергся в 1916 году аресту. (Другой источник говорит, что арестован был Чумбаров за участие в забастовке). Через короткое время Фёдор вышел на свободу. Перешёл на нелегальное положение. Затем – Красная Гвардия, Красная Армия. Участие в подавлении левоэсеровского мятежа в Ярославле. Тяжёлое ранение. Лечение. Затем в Кологривском уезде Ко-
стромской губернии – организация коммунистических ячеек; конфискация в помещичьих усадьбах книг, художественных ценностей, которые послужили основой для создания в уездном центре музея и библиотеки.

«Осенью 1918 г. на него было совершено покушение, но, к счастью, неудачное», – написал редактор «Волны» Д.А. Ершов в заметке к пятилетию со дня смерти своего товарища. («Волна», 18 марта 1926 г.). К слову, Чумбаров-Лучинский вручил Ершову в 1918 году партийный билет.

В Петербурге-Петрограде Чумбаров работал и помощником официанта в буфете Тенишевского училища, а оно являлось одним из крупных интеллектуальных центров града Петра, «лицеем Серебряного века». Фёдор был зрителем концертов, слушателем литературных вечеров, где выступали самые известные таланты, что имело значение для него как человека с творческими задатками.

С февраля 1919 года Ф.С. Чумбаров-Лучинский – на Северном фронте, политработник. Публикуется в газетах «Северная беднота», «Красный Север», «Наша война» – заметки, статьи, стихи. Как вспоминал тогдашний журналист «Нашей войны» (газета политотдела 6-й армии), будущий редактор «Правды Севера» («Волны») Д.А. Ершов, был Чумбаров-Лучинский активнейшим военкором. Однажды редакция получила от него «письмо о том, как советские бойцы в освобождённой ими деревне помогли беднякам починить избы, повреждённые белогвардейцами, и какое огромное впечатление это произвело на крестьян. Письмо было опубликовано. Редакция получила много откликов – сообщений об аналогичных фактах с различных участков Северного фронта» («Сила примера». «Правда Севера», 5 мая 1956 г.).

Если поверить А. Копылову (книжка «Товарищ Лучинский», Вологда, 1961 г.), то лектор политотдела 6-й армии запросто говорил на английском языке (где выучил? не на ускоренных ли курсах по подготовке командного состава?), – используя в качестве рупора свернутый трубкой лист берёсты:

«Солдаты Британии! В кого вы стреляете? На кого направляете своё оружие? Вы стреляете в таких же рабочих и крестьян, как и вы сами. Ваши капиталисты пригнали вас сюда и бросили в братоубийственную войну для того, чтобы восстановить у нас старый, капиталистический строй, поработить нас. Знайте, что этого никогда не будет. Мы завоеванную нами свободу никому и никогда не отдадим. Мы будем биться за неё до последней капли крови… В окопах противника стало тихо».

Л.С. Скепнер написала (очерк «Боец и поэт революции», журнал «Север», 1969 г., № 11), что, по воспоминаниям «боевых товарищей», Чумбаров-Лучинский, «подходя чуть не вплотную к вражеским окопам, проводил «политбеседы» с французскими солдатами на их родном языке, который усиленно изучал по ночам на фронте».

Сам Чумбаров-Лучинский в учётной карточке, заполненной не позднее октября 1919 года, указал, что относительно иностранных языков – поверхностно владеет французским. Так что знание им английского – обычный миф. Мифов наворочено о «пламенных революционерах» – не пересчитать.

Но Фёдор Чумбаров не только словом – и оружием мог воевать. Получил благодарность реввоенсовета «за личную храбрость и геройство» – в приказе по армии. М. Сбойчаков (Сборник «Вечная слава», Изд-во политич. лит-ры, 1967) «красочно» расписал, как лектор-организатор выводил роту по болоту, чтобы она не стала лёгкой добычей противника.

«Болоту, казалось, не будет конца и края, оно выматывало силы. А люди уже почти сутки не ели. Изредка оглядываясь, Фёдор бросал ободряющие слова, вроде: «Поднажмём, товарищи!», «Врагу не поддались, болоту – тем более»… Только под вечер, после восемнадцатичасового похода, они выбрались на твёрдую землю. Фёдор радостно закричал:
– Берег, берег, товарищи! Сюда! Ещё одно усилие!»

В одном из стихотворений Чумбарова-Лучинского говорится:

Знаю, что, страдая, гибнем не напрасно,
Вслед идут иные к жизни племена.
Знаю, что на ниве обновлённо красной
Жизни человеческой сеем семена.

Политотдел 6-й армии вносил свой вклад в победу красных. Поэтому уже 3 апреля 1919 года командующий белыми войсками генерал Миллер писал бывшему русскому послу во Франции Маклакову: «Американские войска уже к бою не годны. Французские войска устали и деморализованы. Англичане кое-как держатся, но дух также падает».

Чумбаров-Лучинский явился одним из организаторов восстановления Советской власти на Мурмане. Он держал связь с архангельскими «Известиями». Их редактор Иван Боговой в номере от 30 марта 1920 года написал: «Вчера военный корреспондент т. Чумбаров-Лучинский сообщил нам, что красные войска с боем заняли Печенгу».

Затем, познакомившись в Москве с работой Пролеткульта, наш герой взялся за организацию его отдела в Архангельске – по поручению президиума ЦК Всероссийского Совета Пролеткульта. Пролеткульт получил отличное помещение – особняк купца и промышленника А.Ю. Суркова.

«…в истрёпанной красноармейской шинели со стареньким парусиновым портфелем под мышкой, в котором заключено всё его имущество, бредёт против ветра по белому полотнищу Северной Двины от вокзала на городской её берег». (Илья Бражнин, «Недавние были», СЗКИ, 1972).

Этот же автор так описал внешность своего героя: «Он был красив, высок, строен. Тёмно-каштановая живописная шевелюра, высокий лоб, чистые линии овала лица, прямой нос, чётко вырезанные губы, округлый подбородок, большие задумчивые глаза – всё в нём было удивительно гармонично и привлекательно. Свободная вельветовая блуза или косоворотка с расстёгнутым воротом казались на нём элегантной одеждой…»

Руководителем местного Пролеткульта стал как раз Чумбаров-Лучинский.

"Уникальное явление Пролеткульта в истории отечественной культуры незаслуженно, на наш взгляд, обделено вниманием историков, литературоведов и культурологов. А между тем, – пишет Д.И. Наволоцкая (сборник «Архангельск: от поморских поселений до столицы Русского Севера», Архангельск, 2013), – эта организация составляла пусть небольшую, но эпоху в области просвещения, образования и творчества народных масс"

Пролеткульт – сокращённое название «пролетарских культурно-просветительских организаций». Недолгое время… Пролеткульт заменял собой формирующиеся органы управления образованием, просвещением и культурой».

22 апреля 1920 года в страничке «Известий» под названием «Пролетарская культура» Чумбаров-Лучинский выступает с большим обзором стихов. «Пролетарская поэзия, – завершает он свой обзор, – это дыхание коллектива, это вздох многотрудной груди, это арфа, отражающая каждое настроение рабочих масс».

Надо сказать, что гонорары Фёдора Степановича отчисляли, по его просьбе, в губернский отдел социального обеспечения. Не получал он гонорара и за публикации в газете «Наша война» 6-й армии: состоял на должности лектора-организатора, считал, что «получать двойной заработок не следует» – так написал в упомянутой анкете.

Летом 1920 года Фёдор Чумбаров-Лучинский добровольцем отправляется на Южный фронт в качестве политработника. Вскоре его назначают редактором газеты 13-й армии «Красный воин». Он пишет передовицы и стихи. В конце того же года ослабевшим, но не духом, а физически после перенесённого тифа, возвращается в Архангельск. Его избирают секретарем горрайкома партии, затем он становится заведующим агитационно-пропагандистским отделом губкома.

Через год после взятия красными Архангельска поэт написал:

Двенадцать месяцев – и появился свет,
Открыты школы, ясли и приюты,
Не потеряли ни одной минуты.

К брату в Архангельск приехала сестра Мария. Одна деталь из жизни той поры: девочка попросила брата купить ей туфли. В ответ услышала: «Сапоги есть – носи. Износишь – тогда и купим» (М. Тулин. «Революция живёт. Да здравствует революция!» Мурманское книжное изд-во, 1968).

Недолго, с февраля 1921 года (уже 8 марта открылся Х съезд компартии, на который Чумбаров-Лучинский выехал 1 марта), наш герой редактирует «Известия». При нем редакция предлагала местным руководителям создавать литературные коллегии, которые бы собирали, обсуждали и направляли в газету материалы.

Вообще-то Чумбаров-Лучинский часто писал лозунгово, общими словами. Но были и конкретные статьи. Одна из них увидела свет через много лет после написания. Называется она «Усталость от привилегий», подготовлена за три недели до гибели. В ней, в частности, говорится:

"Нужно улучшать положение ответственных работников, улучшая положение всех трудящихся. То же самое нужно сказать в отношении квартир. За последнее время стали замечаться барские наклонности у некоторых работников. (…) Также и в отношении перевозочных средств. Нужно в корне пресечь желание некоторых товарищей обязательно иметь в своём распоряжении лошадь. Лошадей не хватает на перевозку тяжестей и грузов – активным работникам можно дать привилегию: садиться в трамвай с передней площадки. Эту меру нужно тоже провести осторожно, чтобы желающие сесть без очереди не составили очередь. Можно при президиуме губисполкома иметь (на случай особенно срочных передвижений) два-три пассажирских автомобиля с тем, чтобы отделы в случае надобности звонили об этом по телефону.

Иметь автомобили в отдельных отделах (как, например, в губпродкоме) совершенно не вызывается необходимостью. Также и в отношении денежной оплаты. Нужно прекратить эту скачку вверх по категориям и штатам с далеко не равной оплатой труда. Нужно добиваться через профсоюзы и съезды уравнительной системы денежного вознаграждения. Здесь мы вовсе не хотим сказать, что не следует платить крупных ставок специалистам. Мы только говорим, что активные работники члены Коммунистической партии не должны приравнивать себя к спецам, а должны беззаветно отдавать свой труд и знания для общей пользы. (…) Нам нужно ударить по привилегиям. Пусть бюрократы поднимают шум и оказывают сопротивление. Нам нужно, чтобы примазавшиеся посыпались вон из организации. Чтобы каждый член нашей партии не только знал, но и понимал и исполнял установленное нашей коммунистической совестью и программой…"

Опубликовала эту статью Л.С. Скепнер в сборнике «Материалы по истории Европейского Севера СССР». Выпуск 1. Вологда. 1970 год. На рукописи автор сделал две пометки. Первая – «Дискуссионная». Вторая – «Тов. Шипову для просмотра». Возможно, старый товарищ Чумбарова-Лучинского и «зарубил» статью. Или сам, или посоветовавшись с членами губкома партии.

При чём тут Шипов? Дело в том, что в начале 1921 года газета подписывалась так: «Ответственный редактор (далее с абзаца и другим шрифтом) Редакционная коллегия». Фамилия редактора не ставилась. Видно, кто был свободен, тот и редактировал газету. Но, разумеется, не все подряд: президиумом губкома была утверждена редколлегия в составе Лучинского, Шипова, Ихока.

Участник революционного движения с 1905 года Ян Янович Спрингис-Шипов вскоре станет первым секретарём губкома, а Давид Абрамович Ихок (хирург по профессии) возглавит вскоре же губздравотдел. Б.С. Пономарев в книге «Литературный Архангельск» (1989 год) написал:

«Имя героя было присвоено рыболовному траулеру и агитбарже, совершающей рейсы по Северной Двине. Пролеткультовцы посвятили своему другу несколько литературных вечеров. На них читались стихи погибшего поэта, хор исполнял песни на его слова».

На вопрос анкеты об основной профессии Чумбаров-Лучинский дал следующий ответ: «Литератор (жур-
налист)». У него есть такие строки:

Мы на битву идём
За свободу людей,
И сольём, и сомкнём
Силу наших идей,
И возьмём города,
И воздвигнем дворец
Красоты и труда…

Он был искренним и деятельным коммунистом, считал, что мир надо перевернуть, о чем и писал в своих неуклюжих пафосных стихах. Его называли «коммунистическим святым». Цитата из той же заметки Д.А. Ершова:

«Тов. Чумбаров-Лучинский работал до полного изнеможения. Он не знал личной жизни, отдавая всего себя работе. Он заражал своим энтузиазмом, непреклонной волей и верой в правоту и победу нашего дела всех, кто слушал его речи и встречался с ним. Неподдельная искренность и прямота тов. Чумбарова-Лучинского побеждали всякое недоверие и сомнения других».

Илья Бражнин назвал Чумбарова-Лучинского «человеком могучего общественного темперамента и поистине неиссякаемой энергии, фантастически деятельного и разносторонне одарённого». «Он жил радостно и жадно, заражаясь энергией от любимой им революции» (М.Тулин).

Одна из лучших улиц Архангельска названа в народе Чумбаровкой. Переименовать Псковский проспект, на котором жил поэт и редактор, в проспект Чумбарова-Лучинского власть решила ещё в июне 1921 года. Есть улица Чумбарова-Лучинского и в Мурманске.

В Архангельске на угловом доме проспекта Чумбарова-Лучинского и улицы Поморской находится мемориальная доска с надписью: «Фёдор Степанович Чумбаров-Лучинский. 16 (28).02.1899–18.03.1921. Руководитель Союза работников просвещения. Редактор газеты «Известия Архангельского Совета», борец за ликвидацию неграмотности населения города Архангельска».

Журнал Известия Русского Севера № 1-2 2019 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + 20 =