История порта Архангельск, часть I: XVI-XVII века — центр внешней торговли России

 Фото: cont.ws

Материал приурочен к 435-летию столицы Поморья.

На этой неделе вышел новый номер (№ 3-4) журнала «Известия Русского Севера». По традиции, ссылка на весь номер размещена в конце статьи. Редакция НД29 выбрала для публикации на своём ресурсе статью к 435-летию деятельности архангельского морского торгового порта. По просьбе редакции "Известий Русского Севера" доктор исторических наук, член ДКПО «Норд» Лев Борисович КРАСАВЦЕВ подготовил несколько статей по истории развития морского порта. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию первую часть статьи о становления северного порта.

Дата 435 лет является несколько условной. Она приурочена к основанию города Архангельска в 1584 году и строительству здесь морской пристани. Но реально функционировать Архангельская морская гавань, по данным профессора Ю.Ф. Лукина у Михайло-Архангельского монастыря (не обустроенная), начала уже с 1582 года, когда голландцы получили царское соизволение на их просьбу перенести торговлю к месту Михайло-Архангельской обители. Затем грамотой царя Фёдора от 12 февраля 1587 года было указано открыть порт для иностранных судов в Новых Холмогорах вместо пристани Николо-Карельского монастыря.

Этому предшествовало начало более-менее регулярных торговых связей через Белое море с наиболее развитыми странами Западной Европы – Англией и Голландией. Началась морская торговля с Англией с прибытия в устье Северной Двины английского корабля «Эдуард Благое Предприятие» под командованием капитана Ричарда Ченслера. Корабль Р. Ченслера был третьим из состава английской экспедиции адмирала Х. Уиллоуби, направленный в 1553 году для поиска северо-восточного прохода в Китай и Индию. Шторм разметал корабли английской эскадры. Два корабля вынуждены были зазимовать на северном побережье Кольского полуострова. Все английские моряки погибли, оказавшись совершенно не готовыми к зимовке. Корабли с погибшими моряками весной 1554 года нашли русские поморы. Адмирала нашли замерзшим в шалаше за журналом. Царь Иван IV, узнав об этом, распорядился корабли привести к Николо-Корельскому монастырю, а товары вернуть англичанам. Тела погибших доставили в Холмогоры.

Капитан Р. Ченслер 24 августа 1553 года благополучно достиг устья Северной Двины (Нёнокса, Николо-Корельский монастырь). Он был доставлен в Москву, где был принят царем Иваном IV. У Р. Ченслера с собой было письмо английского короля Эдуарда VI ко всем северным и восточным государям. В Москве Ченслер получил грамоту на право свободной торговли с Москвой и в марте 1554 года отправился в обратный путь. По его возвращении в Лондон была создана Московская кампания для торговли с Россией. В этом же 1555 году Р. Ченслер снова был отправлен в Белое море. В 1555 году первые английские корабли с товарами пришли в гавань Святого Николая (ныне Северодвинск). Так были установлены дипломатические и торговые отношения между Англией и Россией. Англичане получили право использовать пристани в Холмогорах, Коле, Мезени, Печенге, Варзуге, у Соловецкого монастыря, на Печоре. Они могли торговать везде без всякой пошлины. Такой льготы в России до этого никто не получал. Справедливо отметить, что такие же льготы англичане предоставили русским, однако из-за отсутствия собственного торгового флота воспользоваться этими льготами русские купцы не могли. Р. Ченслер оставил книгу, в которой описал два своих путешествия в Россию.

Англичане, в основном, привозили сукно – главная статья английского экспорта в то время, а также оружие, боевые припасы и другие товары. Из России вывозили лес, пеньку.

Товары, доставленные из Англии на морских судах, перегружались в бухте Николо-Корельского монастыря на деревянные плоскодонные суда – насады – и отправлялись в Холмогоры. Английские купцы имели в Никольском устье свои склады, торговую контору. Используя большие льготы, англичане мешали развитию предпринимательства русским купцам, пытались монополизировать торговлю с Россией, не допускали к торговле с Россией своих конкурентов.

Русское правительство робко пыталось как-то ограничить льготы англичанам, но делало это не очень последовательно. В 1572 году для английских купцов, с учётом отечественных интересов, установили половинную пошлину. Но в 1586 году новый царь Фёдор снова разрешил для англичан беспошлинную торговлю.

Только в 1616 году беспошлинная торговля англичан была окончательно отменена. А в 1649 году англичанам было приказано выехать из Москвы и других городов страны со всем имуществом и конторами. Это была политическая реакция царя Алексея Михайловича на революционные события в Англии – казнь короля Карла I.

Установить торговые отношения с Московским государством через Север стремились и другие европейские страны и, прежде всего, Голландия. В 1564 году голландцы создают свою кампанию для торговли с Россией. В 1578 году голландский корабль впервые вошел в устье Северной Двины, но не в Корельское устье, а в Пудожемское. Затем Пудожемским руслом прошли и другие голландские корабли. Устье Северной Двины стало доступным не только для англичан. Голландцы получили разрешение от царя Ивана IV на постройку пристани. Они построили ее в 15 верстах от пристани Св. Николая в Пудожемском устье, где поставили свои двор и амбар.

Судооборот в устье Северной Двины увеличился. В 1582 году пришло уже 11 английских и 6 других иностранных кораблей, в том числе 5 голландских. Морские дороги на Север в то время, как и везде на морях в XVI веке, были довольно опасны для торговых судов. Шла необъявленная война между государствами. Так, в 1582 году датский король Фредерик II направил в северные моря галерную флотилию из трех галер, что препятствовало плаванию английских и голландских торговых судов в Россию. По этому поводу царь Иван IV в 1582 году направил датскому королю специальную грамоту с протестом против незаконных действий датчан. Одно из голландских судов, преследуемое датчанами, вошло в Пудожемское устье и прошло дальше и впервые бросило якорь у Михайло-Архангельского монастыря. Это был первый иностранный корабль, который поднялся вверх по Северной Двине до мыса Пур-Наволок.

Убедившись в судоходности Северной Двины до мыса Пур-Наволок, голландцы обратились к Московскому правительству с ходатайством о перенесении места торговли к Михайло-Архангельскому монастырю. При этом они выразили надежду, что новая гавань для иностранной торговли окажется не менее удачной, чем потерянная Нарва. Им удалось заручиться поддержкой в ближайшем окружении царя Ивана IV.

С потерей Нарвы Москва лишилась возможности вести торговлю с Европой через Балтийское море. Оставался путь через Север, который на долгое время становится единственным «окном» в Европу. Но и на Севере требовалось иное место для организации торговли. Холмогоры – центр Двинской земли, не могли стать главным портом Севера из-за мелководья.

Морская гавань у Николо-Корельского монастыря находилась в руках иностранцев и в достаточной степени не контролировалась русскими властями. Пошлины взимались не полностью. В этих условиях России был необходим торговый и административный пункт, где власти могли бы контролировать внешнюю торговлю и регулировать ее. Поэтому в 1583 году от царя Ивана IV последовала грамота о строительстве города на мысе Пур-Наволок около Михайло-Архангельского монастыря. Летом 1584 года сооружается морская пристань. В марте 1585 года была образована Архангельская портовая таможня. Рядом с крепостью построили гостиные дворы – Русский и Немецкий.

В Архангельском морском порту сосредотачивается вся внешняя торговля России со странами Западной Европы. Ежегодно в мае-июне по Двине из Вологды везли товары внутреннего рынка. В июле обычно приходили иностранные корабли. В августе проводилась Архангельская ярмарка.

Новый порт создавался открытым для всех государств. Уже в 1585 году в Архангельск пришли английские, голландские и гамбургские корабли, а в 1586 году пришло первое французское судно. В этом же году голландцы перенесли свой торговый двор в Архангельск, а позднее Москва заставила и англичан переехать в Архангельск.

Таким образом, Архангельский морской порт более чем на век стал единственным морским портом России для связи с Западной Европой. Этому способствовали потребности Московского государства в сохранении внешнеторговых связей с Европой, удачное расположение порта в устье Северной Двины на некотором расстоянии от открытого моря обеспечивало ему определённую безопасность. Архангельск стал местом встречи западноевропейской и русской цивилизаций, морским окном в западный мир, сохранившим эту роль до начала XVIII века.

Место, выбранное для Архангельского морского порта, оказалось более чем удачным. Порт и город имели естественную, хорошо защищенную от ветра, гавань. Уже в первые годы существования были проложены три деревянных моста, вдающихся в реку – «корабельные пристанища» (причалы). Принадлежность каждого была строго определена. Один причал для русских судов – речных, второй – для голландских и третий – для всех прочих «немцев» (иностранцев), кроме английских.

Растет число приходящих в Архангельск судов. В 1600 году – 21 иностранное судно; в 1604 году – 29; в 1618 году – 43 и в 1621 году – 67. Потребности внешней торговли вызвали к жизни целый ряд различных промыслов среди жителей Холмогор, Архангельска и среди крестьян двинских островов, живущих около моря. К ним следует отнести вожевой (лоцманский), дрягильный (перегрузочный), извозный (для зимнего пути из Архангельска до Вологды), кожевенный, повозочный и другие.

В связи с ростом числа приходящих иностранных судов к новому порту, возникла необходимость в сведущих людях, хорошо знающих фарватер устья Северной Двины от моря и до пристани. Этот фарватер, извилистый и протяжённый (Архангельск отстоит от моря на 40–45 км), отличался большими песчаными косами, которые часто из-за ледоходов меняли свое направление. Иностранцы, естественно, опасались самостоятельно проводить свои суда, и предпочитали пользоваться услугами местных жителей. Первоначально корабельными вожами (лоцманами) были «низовцы» (жители прибрежных деревень) и холмогорцы. Но скоро этот промысел перехватили жители Архангельска, образовав первоначально артель из 7 человек, они стали заниматься воженьем «без государева жалованья и без мирской подмоги», по добровольному уговору с корабельщиками. Сумма вознаграждения составляла 2 рубля за привод судна и 6 рублей за отвод. В 1613 году в Архангельске была по указу царя Михаила образована первая в России лоцманская служба, которая первоначально находилась в ведении приказной избы, а с 1690 года – в подчинении таможни.

В Архангельске в XVII веке сосредоточилась почти вся «заморская» торговая Россия. Предметами ввоза были сукна английские, французские и брабантские, золотые и серебряные монеты, сахар, пряные коренья, чернослив, лимоны, орехи, лекарственные травы, туалетное мыло, бумага, нитки, иголки, кружева, бархат, ладан, масло деревянное, ножи, медь красная в брусках, драгоценные камни, вина. Ввозилось также оружие – пушки, ружья, порох и т.п. Особую статью ввоза составляли иностранные монеты – червонцы, талеры, рейхсталеры (ефимки). Не имея своего серебра, Московское государство переплавляло иностранные монеты и чеканило свою монету. Предметами вывоза были: пшеница, гречневая крупа, масло коровье, семена, свиные туши, мясо, сало, жир, воск, пенька, лён, конопля, кожа, песец, куница, росомаха, выдра, волк, белка, заяц, бобёр, овчина, норка, горностай, медведь, лиса, соболь, смола, вар, слюда, рыбий клей, зола, мыло хозяйственное, сёмга, треска и другие товары.

Все это поступало из почти 70 русских городов. Воск привозили из Смоленска, Брянска, Ярославля, Воронежа, Симбирска, Казани, Вятки; поташ – из Арзамаса, Нижнего Новгорода, Алатыря и других уездов; птичье перо – из Мезени; мыло простое – из Ярославля, Костромы, Суздаля, Шуи; перья и пух гусиные – из Суздаля, Шуи, Балахны, Городца; холст – из Ростова и Ярославля, рыбий клей – из Астрахани, Саратова, с Дона; смола – с Важского уезда; меха – из Сибири; свечи сальные из Вологды и т.д. Государственная монополия распространялась на вывоз икры, смолы, поташа, ревеня, моржового клыка.

В 1650–1655 годах из Архангельска было вывезено около 1 млн. пудов хлеба. На 100 тысяч рублей вывозили ежегодно мехов, на 371 тысячу рублей – кожи, на 126 тысяч рублей – сала.

В 1674 году было отпущено за навигацию 579 соболей, 335950 штук белок, 300 куниц, 15970 разных лисиц, 288 горностаев и других мехов.

Всего вывоз товаров из Архангельска во второй половине XVII века достигал в год до одного миллиона рублей, а таможенный доход – до 90 000 рублей. В 1653 году вывоз из Архангельска составил на общую сумму 1064478 рублей, в том числе хлеба на 250000 рублей, семя льна – 14400 рублей, кожи – 370866 рублей, меха – 148564 рублей.

Что касается иностранных товаров, то, например, в 1671 году было привезено: 6846 золотников жемчуга, 4419 штук крупного жемчуга, 3931 штука волочёного золота и серебра, 63 сапфирных камня и много фальшивых цветных камней, 800 медных колокольчиков, 300 пар медных подсвечников, 230 тонн белил, 57 бочонков английских оловянных блюд и манерок, 131 дюжина оловянных стаканов, 22 больших зеркала, 14 сабель, 1 ящик с пистолетами, 10250 немецких шляп, 491 дюжина очков, 683000 иголок, 367 бочек изюма, 50 000 рейхсталеров, 4860 дюжин игральных карт и др.

Количество приходящих иностранных судов в Архангельск постоянно увеличивалось в первой половине XVII века, достигнув в 1658 году 80 судов.

Продолжением протекционистской политики царя Алексея Михайловича, направленной на ограждение российского купечества от конкуренции иностранцев, явилось принятие в 1667 году Новоторгового Устава. Новоторговый Устав – закон о внешней и внутренней торговле.

Вскоре ежегодный сбор таможенных пошлин с судов, приходящих в Архангельск, достиг 70 тысяч рублей в год, при общей сумме пошлин в 100 тысяч рублей по всей стране.

Уже в 1668 году глава Архангельской таможни А. Кириллов, на основании статьи 74-й Новоторгового Устава, конфисковал драгоценные камни, как спрятанные от обложения повышенной пошлиной, тем более спрятанные в бочках с краской. Иностранцы, после принятия Новоторгового Устава, ограничили приход своих судов в Архангельск, пытаясь склонить московские власти к уменьшению пошлин.

Таким образом, к приходу на политическую арену Петра I Россия имела достаточный опыт в организации внешней торговли и защите своих экономических интересов. Ей недоставало собственного морского торгового флота и удобных морских портов, расположенных поближе к западноевропейским странам.

Продолжение следует…

Журнал Известия Русского Севера № 3-4 2019 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 7 =