Освенцим освобождали северяне: боевой путь 100-й «Львовской» дивизии

 Фото: YouTube

Боевое подразделение было сформировано в Архангельском военном округе.

27 января 2020 года мировая общественность отметила 75-ю годовщину освобождения концентрационного лагеря и лагеря смерти Освенцима (немецкое название Аушвиц). День освобождения лагеря советскими войсками установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста. По данным Большой советской энциклопедии, общее число жертв составило свыше 4 миллионов человек. Около 1,4 миллиона, из которых 1,1 миллиона составляли евреи, были умерщвлены в Освенциме в 1941–1945 годах.

Освенцим освобождала 100-я Львовская стрелковая дивизия 106-го стрелкового корпуса 60-й Армии 1-го Украинского фронта (командующий Маршал Советского Союза И.С.Конев), которая комплектовалась Архангельским военным округом в основном из жителей Архангельской и Вологодской областей. Название "Львовская" она получила за освобождение Львова, а не по территориальному признаку, как наивно полагал президент Украины. Вот большой материал о боевом пути Львовской дивизии от наших постоянных партнёров, журнала "Известия Русского Севера".

100-я стрелковая дивизия второго формирования комплектовалась в феврале – мае 1942 года Архангельским военным округом под Вологдой, в лагере Кущуба, в основном из жителей Архангельской и Вологодской областей, Коми АССР. Командиром назначен полковник Франц Иосифович Перхорович, имевший боевой опыт в начале войны.

От Вологды до Освенцима бойцы и командиры дивизии прошли в кровопролитных сражениях героический путь. Во второй половине июня 1942 года обстановка на фронте существенно изменилась: противник из района Курска начал широкое наступление и к 12 июля он овладел всей западной и правобережной частью Воронежа.

Командир дивизии получил приказ выступить в район Воронежа. Дивизия вошла в состав 40-й армии вновь созданного Воронежского фронта. Основная правобережная часть Воронежа была захвачена фашистами. На низменном берегу, за широким Воронежским водохранилищем держали оборону наши части, захватив небольшой плацдарм возле деревни Чижовка. Основные бои шли на юго-западной окраине Воронежа.

Боевое крещение дивизия приняла 25 июля: 472-й стрелковый под командованием Героя Советского Союза С.П. Березина (этого высокого звания он удостоен за подвиги в советско-финской войне) вступил в бой за пригород Воронежа – деревню Шилово.

Николай Дмитриевич Прошутинский, уроженец города Котласа, командовал взводом, а затем пулеметной ротой 472-го полка. В своей книге «На двух плацдармах» писал, что в ночь на 29 июля на западный берег реки Воронеж переправился 454-й стрелковый полк и занял исходное положение для наступления в восьмистах метрах юго-западнее Шилова, а в 9 часов утра после артиллерийской подготовки вместе с 472-м полком начал наступление на Шилово. Противник ожесточенно сопротивлялся, и полк продвигался медленно, с большими потерями. Особенно тяжело пришлось попавшей в ловушку 6-й стрелковой роте 454-го полка. Командир роты лейтенант Шутов Афанасий Иванович (до войны он работал директором Вельского сельскохозяйственного техникума) принял единственно правильное решение – атаковать. Во время этой атаки Шутов погиб. Одна из рот ворвалась в траншею противника. Фашисты, ошеломленные дерзостью наших солдат, их стремительным натиском, не выдержали рукопашной, стали покидать свои позиции. Заняв вражеские укрепления, батальон перешел к оборонительным боям в двухстах – трехстах метрах от села Шилово.

Однако из-за больших потерь наступление пришлось прекратить. На Шиловском плацдарме дивизия сражалась только три дня – 29, 30 и 31 июля. Это был первый боевой опыт воинов дивизии. В боях под Шилово они уничтожили до 440 солдат и офицеров противника, много пулеметных точек, минометных батарей, склад боеприпасов и разрушили укрепления.

Командование 40-й армии включило 100-ю дивизию в состав ударной группы, которой предстояло вести бои за расширение плацдарма на западном берегу реки Воронеж у поселка Чижовка. Немцы захватили Чижовские холмы в начале июля 1942 года, и к 9 августа поселок и высоты немцы превратили в мощный опорный пункт.

В августе перед 100-й дивизией была поставлена боевая задача: освободить от противника юго-восточную часть Воронежа – Чижовку, которую защищала 323 –я немецкая пехотная дивизия.

В ночь на 12 августа 1942 года на правый берег по созданной подводной переправе прошли танки, пушки, грузовики и повозки. Скопление значительных сил на плацдарме оказалось для противника неожиданным. После артподготовки в 4.30 12 августа 460-й и 454-й полки перешли в наступление. Противник яростно сопротивлялся, но к исходу дня воины 460-го полка ворвались на северо-восточную окраину Чижовки. Остановлены были сильным фланговым огнем противника. Залегли в 100-150 метрах от опушки леса. Понеся потери в личном составе и причинив большой урон противнику, дивизия перешла к обороне и окопалась на занятых рубежах. В течение ночи на 13 августа противник предпринял несколько безуспешных контратак. А днем в бой был введен 472-й полк, и дивизия глубоко вклинилась в оборону противника.

Однако сопротивление фашистов не ослабевало. Особенно ожесточенно проходило сражение 15 августа. Пехота противника шла в наступление под прикрытием танков. Артиллеристы прямой наводкой били по врагу. Одним из таких орудий командовал старший сержант Павел Алексеевич Денисов, архангелогородец. В течение дня расчет орудия отбил несколько атак.

Участвовал в этих боях и Попов Алексей Яковлевич, призванный Ленским РВК Архангельской области, награжден медалью «За боевые заслуги».

Батарея, прикрывавшая защитников плацдарма в Чижовке, замолчала по причине повреждения кабельной связи. Два связиста, направленные на устранение повреждения, погибли. Тогда Будилов Андрей Иванович, уроженец Шенкурского района Архангельской области, под непрерывным вражеским огнем быстро нашел и устранил 5 порывов линии связи. Батарея заработала. Наступающий враг понес потери и отступил.

Бои за Чижовку продолжались больше недели. Обе стороны несли огромные потери. В ходе августовских боёв дивизия заняла окраину Чижовки, увеличив плацдарм почти до пяти километров по фронту и до двух километров в глубину.

В сентябре 1942 года дивизия с небольшими перерывами сражалась ещё четыре месяца и расширила плацдарм до восьми километров по фронту и до пяти километров в глубину. За 12 суток сентябрьского наступления был нанесен существенный удар врагу, который потерял в Чижовке свыше трех тысяч человек убитыми и ранеными. Героев этого сражения под Чижовкой можно перечислять до бесконечности.

Воронежский историк В. Размустов отметил, что в боях на Чижовском плацдарме части дивизии под командованием Перхоровича показали высокую организованность и управляемость, а личный состав – образцы мужества и стойкости. В этом была заслуга комдива, которого солдаты называли «наш Суворов». Это имя он получил не только за сухощавость и внешнее сходство с великим полководцем, но и за то, что умел беречь людей в бою, готовил их не умирать, а побеждать и выживать.

В наградном листе на командира дивизии генерал-майора Перхоровича Франца Иосифовича (орден Красного Знамени) указано, что благодаря его умелой организации взаимодействия частей, дивизия в боях за Чижовку показала свою высокую боеспособность. Дивизия уничтожила около 4700 солдат и офицеров, 12 пулеметов, 11 танков, 12 миномётов, разрушила десятки огневых дзотов. При этом захватила трофеи: винтовок –109, автоматов – 13, орудий разного калибра – 11, пулемётов – 38, один танк.

С Чижовки был нанесен один из главных ударов по вражеским войскам при освобождении Воронежа 25 января 1943 года. Город не пропустил врага на восток, прикрыв собой дорогу к Волге. Героическая оборона Воронежа длилась 212 дней. Велика роль в этом бойцов и командиров 100-й стрелковой дивизии, выстоявших на самом трудном участке.

25 января 1943 года с Чижовского плацдарма началась Воронежско-Касторненская наступательная операция. Преследуя противника, дивизия вышла на реку Дон и продолжала наступление в направлении на Белгород. В течение двух недель она освободила сотни населенных пунктов Воронежской, Курской и Белгородской областей.

В бою за Шебекино особо отличились 472-й и 454-й стрелковые полки, которые с ходу разгромили главные силы 68-й пехотной дивизии немцев.

Из воспоминания бывшего начальника штаба 472-го стрелкового полка И.А. Дегтярева: «472 –й стрелковый полк вместе с её другими частями после освобождения Воронежа перешёл к преследованию врага. 3-й стрелковый батальон с батареей 45-мм орудий, действуя в авангарде полка, в 18 часов 9 февраля 1943 года ворвался на северную окраину Шебекино. Дальнейшее продвижение его было остановлено сильным оружейно-пулеметным и артиллерийским огнем отошедших подразделений гитлеровцев. Фашистское командование приняло все меры, чтобы на рубеже Белгород, Шебекино, Волчанск задержать наступление наших войск…Для управления боем авангарда…на северную окраину Шебекино прибыл командир полка подполковник С.П. Березин с группой офицеров штаба… Личный состав полка любил своего командира и гордился им. Боевой опыт помог Березину по вспышкам выстрелов и разрывов снарядов разгадать намерения противника и почувствовать пульс боя. По данным разведки… не трудно было догадаться, что командование…немецкой пехотной дивизии с целью удержания Шебекино решило ввести в бой свой резерв…И город, и станция были не только важными объектами в обороне противника, но и связующим звеном на рокадном пути Белгород-Волчанск. Взятие нашими частями Шебекино лишало его войск маневра по фронту и открывало путь Воронежскому фронту на Харьков. Командир дивизии генерал Ф.И. Перхорович приказал взять город …9 февраля…Березин рассчитал время подхода к городу резервов противника и своих главных сил. Замысел командира полка был дерзким и смелым. Удерживая авангардом занимаемый рубеж и не ввязываясь в бой за город с фронта, обойти его в направлении Логовое и согласованными ударами с севера и юга окружить и разгромить врага и его подходившие резервы. Атака была назначена на 20 часов. С этой целью С.П. Березин приказал 1-й стрелковый батальон с ротой автоматчиков посадить на сани, а артиллерию и минометы поставить на лыжно-санные установки и, обходя Шебекино с юга, упредить противника в развертывании и не допустить его в город. 3-му батальону предстояло сформировать одну штурмовую группу в составе стрелковой роты и артбатареи и к исходу дня захватить железнодорожную станцию, а с подходом 2-го батальона с ротой автоматчиков совместно овладеть городом. От начальника штаба капитана А.А. Шутова командир потребовал собрать штабных офицеров, сержантов и солдат – всех, кто может держать оружие, занять оборону на северо-западной окраине города и не допустить прорыва противника…в Шебекино…К 20 часам…взвилась красная ракета. Открыв огонь из всех средств, пехота при поддержке огня артиллерии бросилась в атаку во фланг вражеской колонны…Бой развернулся на всю глубину колонны…к месту боя на повышенной скорости двигались три танка противника, а со станции Шебекино на запад паровоз тянул два вагона с награбленным советским имуществом. Командир 76-мм батареи старший лейтенант Всеволод Иванович Дзензелюк сам встал у одного из орудий за наводчика и произвел несколько выстрелов по паровозу. Взрыв в передней части паровоза приостановил движение состава…Наводчик противотанкового ружья рядовой Иван Александрович Самчук двумя выстрелами поджёг головной танк врага. Замполит Яблоков противотанковой гранатой подбил второй танк. Третий танк…двинулся на противотанковое орудие, одиноко стоящее вблизи НП полка. Березин подбежал к орудию, навел его на танк и с первого же выстрела поджег бронированную машину». Так, благодаря решительным, смелым и инициативным действиям подполковника С.П. Березина, был достигнут успех в бою за Шебекино. Полками было взято в плен 95, около 200 вражеских солдат и офицеров уничтожено; захвачено 4 орудия с боеприпасами, 2 зенитно-самоходные спаренные пушки, автомашина с радиостанцией; сожжено 3 и повреждено 2 танка; разбит паровоз и захвачено 2 вагона с награбленным имуществом».

Разгром противника в Шебекино и выход полка к исходу дня к железной дороге Белгород-станция Нежеголь способствовали войскам 40-й армии в освобождении Белгорода, а 69-й армии – Волганска.

Преследуя врага, к 15 февраля 1943 года части дивизии вышли на окраины Харькова и 16 февраля во взаимодействии с другими соединениями Воронежского фронта освободили его.

В июне 1943 года генерал-майор Ф.И. Перхорович был назначен командиром 52-го стрелкового корпуса, и с 23 июля 1943 года по 28 января 1944 года дивизией командовал полковник Цыганков Петр Трофимович (умер от ран 30.05.1944 г.). Приказом от 28 сентября 1943 года по Воронежскому фронту он был награжден орденом Красного Знамени. В наградном листе отмечено: «5 августа 1943 года дивизия под его командованием, прорвав…сильно укрепленную линию обороны противника, ломая его сопротивление, успешно продвигаясь вперед, уничтожила живую силу и технику, освободила десятки населенных пунктов и захватила трофеи: орудий разного калибра – 20, пулемётов – 49, железнодорожных эшелонов – 2, автоматов – 22, шестиствольных миномётов – 2 и много другого военного имущества. Взято в плен 215 человек. Уничтожено 1670 солдат и офицеров противника, танков – 43, орудий – 29, автомашин – 22».

Маршал Советского Союза К.С. Москаленко, командовавший в тот период 40-й армией Воронежского фронта, в книге «На юго-западном направлении» писал: «Особенно тяжело пришлось 100-й стрелковой дивизии при овладении деревней Почаево. Нужно отметить, что это была одно из лучших соединений 40-й армии… В бою 5 и 6 августа всем воинам этой дивизии хорошо пригодились их боевой опыт, мужество и стойкость».

Совершив 250-километровый путь, дивизия 1 октября вышла к Днепру и через два дня форсировала реку, усилив наши позиции на Букринском плацдарме.

За совершенные подвиги при форсировании Днепра, расширении Букринского плацдарма удостоены звания Героя Советского Союза командир 1031 артполка майор Пяткин Георгий Яковлевич и помощник командира взвода 6-й стрелковой роты 454-го стрелкового полка сержант Москинский Александр Иванович.

Затем дивизия проделала 300-километровый марш в район Брусилова Киевской области. Вместе с другими частями 24 декабря 1943 года она прорвала оборону противника юго-восточнее Брусилова и, безостановочно наступая, прошла за пять дней ещё 115 километров, нанеся гитлеровцам урон в живой силе и технике, освободила ряд крупных населенных пунктов.

В январе 1944 года дивизия под командованием полковника Красавина Федора Михайловича подошла к реке Южный Буг юго-восточнее Винницы и завязала в этом районе упорные бои с врагом. Затем 11 марта, прорвав вражескую оборону, освободила райцентр Ильницы Винницкой области и продолжила стремительное преследование противника. Частями дивизии в весеннее наступление были освобождены сотни населенных пунктов.

18 апреля дивизия подошла к восточной окраине города Жмеринки. В течение трех дней части дивизии вели упорные бои в самом городе и 20 апреля овладели юго-западной частью города с железнодорожной станцией, отрезав противнику пути отступления на запад. Во взаимодействии со 155-й стрелковой дивизией гарнизон Жмеринки был разгромлен.

Особую страницу в истории 100-й дивизии составили бои за Львов. Оборона Львова – важного стратегического пункта и крупного узла железных и шоссейных дорог – фашисты придавали большое значение. Участвуя в наступлении войск 38-й армии 1-го Украинского фронта, дивизия водрузила 27 июля 1944 года Красное знамя над этим городом.

За героизм и высокую боеспособность, проявленные личным составом при освобождении Львова, 100-я стрелковая дивизия получила наименование «Львовская».

За подвиги в боях за Львов только приказом № 028/н от 10 августа 1944 года по 100-й Львовской стрелковой дивизии награждено 42 воина: орденом Красной Звезды – 19, орденом Славы 3 степени – 19 и медалью «За отвагу» – 5.

Приказом от 30.08.1944 года по 1 Украинскому фронту командир дивизии Красавин Ф.М. награждён орденом Красного Знамени. В сентябре 1944 года 100-я Львовская стрелковая дивизия перешла границу Польши и в начале 1945 года в составе 60-й армии участвовала в освобождении Кракова.

В ходе Висло-Одерской наступательной операции командиру 100-й дивизии генерал-майору Красавину поставили задачу – овладеть городом Освенцим и одноименным концлагерем и освободить заключенных в нем узников. Задача была непростой. Расположившийся на 4,5 тысячи гектаров в 70 километрах к юго-западу от Кракова Освенцим (немецкое название Аушвиц) представлял собой гигантский конвейер смерти – три основных лагеря и 39 более мелких. «Город обреченных» обороняли две пехотные дивизии, усиленные танками и двумя отдельными батальонами, а охрану концлагеря нес батальон СС. Но главной сложностью для советских войск был запрет применять артиллерию, чтобы избежать жертв среди узников.

Ожесточенные бои развернулись ещё на подходе к городу и доходили до рукопашной.

В политдонесении 100-й стрелковой дивизии значится, что в боях за Освенцим особо отличились бойцы 472-го стрелкового полка: младший сержант Авдеев Василий Ефимович, красноармейцы Никитский (инициалов нет) и Багаров Максим Семенович, которые первыми ворвались в населенный пункт Освенцим и вступили в бой с врагом1. Ветеран дивизии, участник освобождения Освенцима, в то время начальник штаба 472-го полка И.А. Дегтярев вспоминал: «Подразделения 472-го и 460-го стрелковых полков ворвались на восточную окраину Освенцима…Командир 472-го полка С.Л. Безпрозванный вместе с заместителем по политической части капитаном Никифоровым в критический момент боя подъехали к восточной окраине Освенцима… Отдав приказ командиру 2-го батальона закрепиться, Беспрозванный поднялся на второй этаж каменного дома, где находился командно-наблюдательный пункт. В это время около двух пехотных батальонов гитлеровцев с семью танками и восемью бронетранспортерами при поддержке артиллерии перешли в контратаку…,прямо на дом, где был расположен КНП батальона, шло пять танков. Ведя огонь, с ходу они одним из снарядов вывели из строя весь расчет нашей 45-мм пушки. Безпрозванный бросился к ней. Первый выстрел, и танк со свастикой, клюнув пушкой, остановился. Второй выстрел Безпрозванный сделать не успел: рядом разорвался снаряд противника. Командир полка был убит. Батальон продолжал неравный бой. Заметив это, заместитель командира 460-го полка майор Н.Абазов приказал артиллерийскому дивизиону открыть огонь по танкам и пехоте противника, а своим батальоном решил нанести удар с фланга. Контратака противника была отражена».

На рассвете 27 января 1945 года полки первого эшелона перешли в атаку. Гитлеровцы яростно сопротивлялись: впереди на них надвигались наши части, а с тыла, за рекой Сола, не допускали отхода эсэсовцы. Рота автоматчиков старшего лейтенанта Г. Маленко под прикрытием дымовой завесы скрытно перешла по льду реки Сола в тыл эсэсовцам и открыла по ним огонь. Началась невообразимая паника. Между армейскими подразделениями врага и эсэсовцами завязалась беспорядочная пальба. Свои били своих. Эту суматоху использовали наши подразделения. Они форсировали реку и с боем подходили к лагерю. Но нужна была артиллерийская поддержка, а тонкий лед поднимал только пехоту. Мост через реку усиленно охранялся и был заминирован. И вот батарея 76-мм пушек во главе со старшим лейтенантом В. Дзензелюком с ходу развернулась перед мостом. Дав залп по охране и быстро прицепив орудия, конные четверки понеслись на противоположный берег. Отважные артиллеристы (несмотря на предупреждения саперов о заминировании моста) уже были на другом берегу и открыли огонь по охране лагеря у входных ворот.

Парторг 1-й роты Максим Чайкин первым бросился на охранников лагеря и на ходу, ведя огонь из автомата, поднял вверх красный флаг и бросился к входным воротам лагеря, но был сражён пулеметной очередью. Флаг подхватил командир первой роты старший лейтенант Кибкало, и рота ворвалась в лагерь и стала пробиваться к баракам. Вслед за ней в лагерь ворвались и остальные подразделения батальона. Из бараков выходили, выбегали, выползали узники, похожие на призраков. К 11.00 27 января дивизия во взаимодействии с частью сил 322–й стрелковой дивизии полностью очистила Освенцимский лагерь от эсэсовских охранников и освободила более трех тысяч узников.

В боевом донесении комдива говорилось, что фашисты, пытаясь скрыть следы своих преступлений, успели взорвать четыре из пяти крематориев и сжечь 29 из 35 складов, где они сортировали и готовили к отправке в Германию вещи уничтоженных узников. Но и на уцелевших складах осталось 800 тысяч комплектов женской и 350 тысяч мужской одежды и обуви, 7 тонн женских волос, десятки тысяч золотых зубных протезов. Знавшие Красавина утверждали, что увиденное стало для боевого генерала потрясением.

Командир дивизии генерал-майор Красавин Ф.М. был награждён орденом Александра Невского. В наградном листе отмечено, что, овладев городом Освенцим, дивизия освободила 7 000 оставшихся пленников в полевых лагерях смерти. Противнику нанесены большие потери в живой силе и технике.

Дивизия закончила свой боевой путь участием в освобождении Чехословакии и её столицы Праги. В наградном листе (орден Отечественной войны 1 степени) на командира дивизии Красавина Ф.М. указано: «В последних боях на чехословацкой территории дивизия в гористой местности провела ряд сложных боёв по разгрому Чехословацкой группировки немцев, нанеся большие потери врагу в живой силе и технике».

Ветеран 100-й дивизии, бывший редактор дивизионной газеты А.Г. Веселов в газете «Правда Севера» от 10 декабря 1976 года рецензирует книгу Аморт Ч. «СССР и освобождение Чехословакии». Он отмечает, что для нас, северян, книга чешского историка представляет особый интерес тем, что автор исключительно тепло отозвался о боевых действиях 100-й Львовской стрелковой дивизии.

От Воронежа до Праги 100-я Львовская стрелковая дивизия прошла с боями около 1600 километров. Она освободила свыше 6500 населенных пунктов на территории нашей Родины, Польши и Чехословакии. 4458 бойцов и командиров дивизии награждены орденами и медалями.

Источники:

1. ОДСПИ Государственного архива Архангельской области. Фонд 8660. Опись 8, Дело 99. Исторический формуляр.

2. Сайт «Подвиг народа». Наградные листы.

3. Сайт «Герои страны». Герои Советского Союза.

4. Синников А.С., Веселов А.Г. Около 1300 километров с боями // Северяне – Победе. Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны. Архангельск. Северо-Западное книжное издательство. 1980г., стр. 47–52.

Комментарии:

  1. Тут трудно что то однозначно утверждать. После посылки Коли с Уренгоя каяться за вероломство советских воинов по поводу фашистских военнопленных уже не так очевидно кто освобождал Освенцим!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × два =