«Мы всё-таки не поп-артисты»: интервью дуэта АИГЕЛ перед их первым «посткарантинным» концертом в Архангельске

 Фото: Олег Комиссаров

Илья Барамия и Айгель Гайсина впервые увиделись на концерте с начала 2020 года.

Более недели назад на однодневном фестивале «Новый Восход» в рамках Arkhangelsk Music Weeks выступил электронные дуэт АИГЕЛ. АИГЕЛ это творческая коллаборация поэтессы Айгель Гайсиной и участника ряда успешных музыкальных проектов (например, СБПЧ) Ильи Барамии. История дуэта началась сравнительно недавно, в конце 2016 года, когда Айгель обратилась к Илье за написанием музыки для спектакля по её поэтическому сборнику «Суд». Затем идея эволюционировала и родился необычный музыкальный проект.

Уже в 2017 году АИГЕЛ обрели большую популярность по всей России, появлялись на топовых развлекательных программах в эфире федеральных телеканалов, и до сих пор держатся в тренде популярной молодёжной музыки. При этом группа решительно не вписывается в устоявшиеся стили ни по лирической составляющей, ни по звуковой дорожке, ни даже по методам работы — Илья и Айгель живут в разных городах (Санкт Петербург и Набережные Челны), поэтому создают свои песни дистанционно, обмениваясь информацией исключительно по Интернету. Встречаются же они только на концертах.

НД29 воспользовались возможностью взять интервью у одного из коллективов, представляющих российскую современную музыку, и вот что из этого получилось.

Как на ваше творчество в целом повлияла ситуация с коронавирусной инфекцией? С одной стороны, это отмена концертов, с другой — возможность как следует изолироваться и сосредоточиться на стихах, на музыке, или нет?

Илья: На самом деле, это только так кажется. Если нет концертов, нет и движухи. Конечно же, мы занимались творчеством, записали альбом и очень много работали над рекламой, которая, собственно, нас финансово и спасла. Год без концертов, а концерты — основная часть прибыли. Год был очень… Напряжённым.

После того, как начались карантинные мероприятия и отменились концерты, вы стали реже видеться…

Илья: (смеётся) Мы вообще не виделись. С начала карантина мы первый раз видимся.

Ничего в итоге в сотрудничестве не изменилось? Получается, вы сначала долго не виделись, потом постоянно виделись благодаря концертам, и вот снова…

Айгель: По-моему нет. Я с января Илью не видела, почти год…

Илья: А мы просто всё время переписываемся по делу, всё время какие-то там zoom, ты не теряешь связи и кажется, что всё продолжается, как и было. Мы работали изначально на удалёнке, и вот продолжается всё… Ощущения самые странные, от того, что ты вроде бы и работаешь всё время, в контакте, но при этом понимаешь, что концертов нет.

Люди, которые пристально следят за вашей активностью, рассказали, что у вас были прямые эфиры на карантине, которые им очень понравились. Возможно, произошло что-то вдохновляющее, вы открыли новый колодец творчества?

Айгель: Если им так кажется, это очень вдохновляет нас. Взаимно (смеётся).

Илья: Для нас прямые эфиры — это сложная техническая задача, которую надо решать. И когда ко мне в маленькую квартиру приехало шесть человек со своим светом, они всё оборудование только монтировали четыре часа.

Айгель: А ко мне приехал только один человек… (смеётся)

Илья: И вот кому из нас повезло? (смеются оба)

Почему вы решили принять участие в концерте «Новый Восход»?

Илья: По-моему, мы об этом выступлении договорились ещё год назад. Концерты, это же наша работа. Очень хорошо, что при этом концерт стал частью городских недель музыки.

Как относитесь к коллективам, с которыми сегодня предстоит делить сцену? Доводилось уже вместе выступать с кем-нибудь?

Илья: Да, мы однажды выступали с SHORTPARIS, но так получилось, что в тот раз они ещё не приехали, а мы уже выступили и уехали. Мы ни разу не видели живьём их концерт, сегодня только посмотрим. И с ПЕТЛЁЙ ПРИСТРАСТИЯ мы как бы дружим давно уже, но на концерте не были.

Айгель: Мы знаем, что они приходили на наши концерты, а тут впервые прямо совпало, что играем вместе.

Ещё летом 2019 года в интервью Вы говорили, что ходите на концерты и не врубаетесь, почему они получаются такими масштабными по наполнению. Может быть, уже успели привыкнуть до ковида, пришло понимание, почему вы обрели популярность?

Айгель: Нет. Не поняли. (смеётся) Мне кажется, что всё это очень странно, ну раз это так — принимаем это.

Илья: Видно, что наш материал пришёлся по вкусу, попал в точку и по музыке, и по посылу, и по тексту, и по форме… Много факторов сошлось — и поэтому мы быстро набрали определённое количество слушателей. Но взрывная популярность наоборот прошла.

Даже так?

Илья:(улыбается) Ну такая, как была в 2017 году — да. Там был стимул, просто передоз.

Айгель: Это было даже тяжело.

Илья: Ну, когда ты идёшь к Гарику Харламову в Comedy Club – это уже слишком!

Айгель: Просто не наша тема.

Илья: Мы ведь всё-таки не поп-артисты. И это не наш аквариум.

Айгель: Публика, которая пришла на клип «Татарин», она наконец-то как-то выровнялась. Ушли те, кто «не наши», и пришли те, кто «наши». И теперь у нас есть своя публика, которая по-настоящему нас понимает. Очень приятно на них смотреть, потому что мы с ними на одной волне, что ли…

Илья: У нас хорошие концерты, мы успеваем их подготовить хорошо. В столицах, на самом деле, всё больше и больше приходит людей на выступления. А вот во время гастролей по городам России всё по-разному. Всё сильно зависит от организации, от уровня мероприятия, куда приглашают.

От кого в большинстве случаев исходит на данный момент инициатива по созданию новых треков?

Айгель: Это не инициатива, это уже биология, придумывать песни.

Илья: Я постоянно в музыкальном процессе, биты создаются и заливаются в облако. Айгель потом приходит и говорит: «На вот эту вот штуку я придумала текст». И тогда уже это становится песней.

То есть сначала всё-таки появляется музыка?

Айгель и Илья: (одновременно) Не всегда.

Айгель: Бывает, что я песню вообще на барабанах настучу, запишу, и потом уже к этому Илья музыку сочиняет.

Какова ваша вовлечённость в создание клипов АИГЕЛ?

Илья: Сами мы почти никак не участвуем в производстве клипов. Нам присылают сценарии для клипов, мы их смотрим. Какие-то сценарии нам нравятся, и мы одобряем их воплощение. Порой авторы клипа готовы даже оплатить и его производство.

Айгель, какие из писателей-прозаиков вам нравятся, и нравятся ли вообще?

Айгель: Мне очень нравится проза. Я стихи читать не люблю, а прозу очень люблю.

Было ли желание написать какое-нибудь прозаическое произведение?

Айгель: Нет. Я как раз очень люблю прозу, потому что для меня это бесконечное удивление. Рассказ, повесть, роман — для меня это удивительные штуки! Но создавать и выпускать такие большие, длинные проработанные картины — это не каждому дано. Зато я могу в полной мере фанатеть от прозаиков, а вот от поэтов не могу, потому что в принципе их труд с моим в какой-то степени одинаков.

Илья, вы до сих пор интересуетесь и участвуете в отечественном рейв-движении?

Илья: Рейв? Нет. Мне тяжело сейчас играть на ночных вечеринках. У нас один раз был такой опыт, что ребята из m_dvision, которые проводят техно-вечеринки, они позвали нас на концерт, а потом предложили выступить на GAMMA FESTIVAL. Мы пообещали им сделать техно-программу…

Айгель: Но наше выступление, как хедлайнеров, перенесли на четыре часа.

Илья: Понимаете, тут есть свои нюансы. Рейв это обязательно заброшенные заводы, обязательно ночью, обязательно всё сдвигается, обязательно всё DIY… Там очень сложно в принципе выступать. Специфика своя, бетонная коробка каменная, где проблема реверберации звука решается тем, что туда привозят в три раза больше звука, чем надо. Там микрофон не включить, он просто садится и всё, надо делать звук тише, чтобы нормально сыграть песню. А просто играть инструментальную музыку я пока не хочу. Да мне и некогда — АИГЕЛ сейчас занимает всё моё время.

Появлялись ли когда-нибудь мысли о том, что ваша творческая коллаборация может когда-то закончиться? Может быть, вы видите какой-то предел?

Айгель: Предел настанет, если я испишусь. Скажу: «Я пошла детей рожать, прощай, Илья». (смеётся)

Илья: Всё когда-нибудь заканчивается, но я не вижу никакого смысла даже думать об этом. Надо думать о том, как ещё можно развить своё творчество, а как закончить… Да оно само закончится.

Немного вопросов не про творчество. Как вы думаете, перемены во власти способны реально улучшить человеческое бытие? Не жизнь конкретных людей или социальных слоёв, а общий подход к жизни?

Илья: По идее, должны, это их прямое предназначение, а то они чаще приводят к какой-то фигне, и лично я на это никак не могу повлиять.

Айгель: Если перемены будут регулярными, думаю, что да.

Вы ездите с гастролями по стране. Удаётся ли вам воспользоваться случаем, чтобы осмотреть города, куда приезжаете играть, или нет?

Илья: Удаётся. Не всегда, но удаётся.

Айгель: Мы буквально вчера гуляли по Архангельску вечером, прикольный город, до этого ничего не знала про него, но гулять понравилось. Красиво у вас, очень красиво, милые дома деревянные.

Илья: А я и сегодня утром успел погулять, даже солнце застал. Конечно, мало удалось увидеть…

Айгель: Но энергетику городов во время гастролей успеваешь почувствовать.

Возникало ли когда-нибудь желание уехать из России?

Айгель: В юности, когда многие уезжали, были такие настроения, что ты тоже должен хотеть уехать. Во всяком случае, я так думала, что должна хотеть уехать. В своё время ездила на какие-то обмены по учёбе и всё время думала: «Ну почему же я не хочу здесь оставаться? Все хотят, а я не хочу!». На том этапе сама себе отвечала, что не хочу. А теперь я точно знаю, что не хочу уезжать, 100 %.

Илья: Было такое время, когда мы полтора-два месяца в Лондоне жили. И через два месяца ты прямо сильно понимаешь, что это не твоё место, ты просто чужой здесь. Нужно обязательно адаптироваться, проходить какое-то второе рождение, чтобы стать своим, причём непонятно зачем.

Большое спасибо за интервью!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *